Category Archives: Рассказы

Свидетель

                                          

…А там, в храме, на вершине холма, жили недобрые серафимы. И со стен, и с нарисованных небес на них взирало злое лицо. Люди думали, что это — лицо Бога. Когда-то давным-давно они придумали его изображение, и думают поныне, что это — Божий лик. Когда-то они назвали Его по Имени. Многие до сих пор верят, что это и есть Его Имя. И молятся этому лицу, взирающему с небес, нарисованных в храме — о себе. И убивают друг друга, повторяя Имя Бога, чьё злое лицо вышивают золотом на хоругвях. Читать далее

Реклама

Мой друг, Исакыч…

— Ну-с… Как Вас зовут, сударыня? — церемонно представился мне в кофейне киевской консерватории  упитанный розоволицый человек. Мне тогда было двадцать, ему — сорок. Я была студенткой, он — взрослым  дяденькой. Человек внимательно смотрел на меня водянисто-серыми глазами навыкате, снисходительно  улыбался толстыми оттопыренными губами, чем-то напоминал добрую черепаху из мультика, слегка  заикался и нещадно картавил.
 — П-приветствую. Гоша!
Гоша обожал бывать на джазовых концертах и называл себя джазовым пианистом. Я никогда не слышала, как он играл. Но каждый день Гоша заходил в консерваторию и коротал время за столиком, уставленным тарелочками с разнообразными сладостями. Здесь были ромовые бабы и шоколадные конфеты, толстые влажные пирожные и шоколадные плитки в серебристых обёртках. Гоша скупал всё, на что падал его сытый взгляд. Читать далее

Война навсегда

 

Светлана Осеева

Пётр Солодкий

 

…Война была всегда. И весной, когда толпы людей, не сговариваясь, сходились на площади с фонтанами, чтобы, закрыв глаза и подставляя лица солнцу, ощутить всей кожей прохладу и влажность вибрирующей в воздухе водяной пыли. И осенью, когда острым, отрезвляюще свежим утром двор наполнялся хлёстким ритмичным шуршанием: это сметал с асфальта накопившиеся за ночь листья юркий разговорчивый дворник. Читать далее

Ночной Вавилон

Сальвадор Дали. Осенний каннибализм

… множество лет. Лепил из глины, тяжело наваливающейся на ладони — давно, ещё в юности, когда мне казалось, что я смогу стать скульптором. Ловил твои черты в растекающихся по мокрой бумаге акварелях. Я так никогда и не позволил себе точной линии, чёткого силуэта, потому что знал, что солгу в твоём образе о самом главном, и оттого предпочитал мокрый ватман, который давал возможность воплотить твоё нечёткое, смутное, лишь приблизительно намеченное где-то внутри меня, лицо. Я был где-то рядом. Где-то в почти опасном приближении к тебе. Читать далее

Мой ангел…

Худ-к-фотограф Анна Расторгуева. Печальный манекен  Мне часто приходит на ум, что я давно её знаю. Она живет в мифическом городе под названием Рай. И если слухи о Царствии Божьем на земле — не вымысел грустных людей, которых почему-то обошло заурядное человеческое счастье, то эта женщина, скорее всего, наверняка знает тот потайной вход в это царствие, который не заметен другим, менее внимательным к окружающему и более озабоченным собой. Читать далее